— Северус, я очень рада, что целитель принял решение. Я чувствую себя слонихой! Сколько можно быть беременной!

— Милая, всего девять месяцев и десять дней.

— Из которых последние четыре недели только профессор Биннс не поинтересовался, когда же я рожу, и не пичкал меня советами побегать по лестницам или потанцевать.

— Зачем? — удивился Северус.

— Чтобы началась родовая деятельность!

Северус успокаивающе погладил Гермиону по плечу.

— Наша дочь, как истинная женщина, заставляет себя ждать.

— Я никогда никуда не опаздывала! — возмутилась Гермиона. — Я что, не женщина?

— Ты редкое исключение, — усмехнулся Северус и поцеловал ее в макушку. — И мне сказочно повезло, что ты — моя жена.

Гермиона фанфики про беременность и роды с нежностью улыбнулась и потерлась о его руку на своем плече. Но вдруг озабоченно нахмурилась и, закусив губу, посмотрела на него.

— Дорогой, помнишь, ты обещал исполнить любое мое желание, когда узнал, что я беременна?

Северус поднял бровь, молча ожидая продолжения.

— Так вот, мое желание — партнерские роды.

Северус поднял и вторую бровь.

— Мне казалось, что это было понятно с самого начала.

— Эм-м... Точнее, не просто партнерские, а, так сказать, с группой поддержки.

— Гермиона, может, перестанешь ходить вокруг да около и просто скажешь, в чем дело?

— Яобещаладевочекпозвать! — выпалила Гермиона и виновато посмотрела на него.

— Ты обещала кого-то позвать? — Северус смог разобрать только первое и последнее слово.

Гермиона вздохнула и произнесла медленно, к концу фразы понизив голос до шепота:

— Я обещала подругам, что они будут присутствовать. При родах.

— Так. — Северус опустился на край больничкой койки. — Когда и кому именно?

— На вечеринке в честь предстоящих родов месяц назад.

— После которой ты вернулась весьма счастливая и нагруженная подарками?

— Да. Понимаешь, там было все так здорово и трогательно, и мы торжественно пообещали, что отныне поддерживаем друг друга во всем, что касается наших детей. Начиная с родов.

— Надеюсь, вы не додумались дать нерушимую клятву? — осторожно поинтересовался Северус.

— Нет конечно! Но мы дали слово.

Северус закатил глаза и пробормотал что-то о гриффиндорцах и чести.

— И кто же собирается присутствовать на родах?

— Ой, всего пять: Джинни, Луна, Падма, Лаванда и Панси.

— Милая, ты уверена, что это хорошая идея? — с тщательно скрываемым ужасом поинтересовался Северус.

— Ну конечно! Это же здорово! И мне будет не так страшно.

Северус посмотрел на воодушевленное лицо жены и промолчал. Завтра предстоял трудный день, и Северус не хотел волновать ее.

— Гермиона, если тебе так спокойнее, то я не возражаю, — медленно произнес Северус и, глядя в мгновенно засиявшие радостью глаза Гермионы понял, что ради такого готов вытерпеть суматоху в родовой палате. Надо только проверить, сколько успокоительного осталось и на всякий случай запастись еще парой-другой флакончиков.


Утро запланированных родов началось с душа и визита целителя.

— Как вы себя чувствуете, миссис Снейп? — поинтересовался привлекательный молодой мужчина в лиловой мантии.

— Хорошо, целитель Джонсон. Я готова к долгожданному дню.

— Отлично. Пусть мистер Снейп отвезет вас в родовую палату, надо проверить ваше состояние и взять кровь. Потом можем начинать.

— Дорогая, а ты уже сообщила целителю о своей группе поддержке? — вкрадчиво поинтересовался Северус, толкая перед собой кресло с Гермионой.

Она отрицательно покачала головой.

— Я боялась, что он запретит. Пусть это будет неожиданностью. Не выставит же он их силой!

— Хотел бы я посмотреть на человека, который посмел бы встать на пути хотя бы одной из твоих подруг. А уж когда воинствующая пятерка соберется вместе... — Северус прервался и покачал головой. Как так вышло, что столь непохожие люди смогли после войны крепко сдружиться, осталось для него загадкой. Но он со временем привык и признал, что если даже Лаванде Уизли удалось стать близкой подругой Гермионы, то она не так проста, как казалось раньше.

Конечно, из всех подруг своей жены он охотно принимал в гостях только мисс Паркинсон — все-таки слизеринцы всегда понимали друг друга. Но постепенно Северус с удивлением понял, что, оказывается, с Падмой Финниган вполне себе сносно обсуждать качество поставляемых в Святого Мунго лекарств, с Луной Лонгботтом — редкие, мало кому известные растения. А миссис Поттер, помимо вкуснейшего фирменного пирога, обладала весьма занятным чувством юмора и охотно делилась смешными историями из своей целительской практики.

Так, незаметно, подруги Гермионы вошли в жизнь его семьи. И сейчас Северус совершенно не представлял себе, что их ожидает во время родов. Но заранее жалел Джонсона, надеясь, что тот хоть не растеряется и примет роды, как надо. Иначе сумасшедшие подруги Гермионы сами прекрасно с этим справятся.

— Луна, как здорово, что ты уже здесь! — голос Гермионы заставил Северуса очнуться от раздумий.

— Конечно, дорогая, я хотела расставить обереги заранее. Смотри: вот сердолик, там зеленая яшма и селенит. А жемчуг оденем тебе на руку. Добрый день, мистер Снейп.

— Добрый, миссис Лонгботтом, — машинально отозвался Северус, разглядывая разноцветные камни, выложенные на подоконнике в загадочный узор. — А это чтобы отпугивать мозгошмыгов? — спросил он и показал на странный предмет, состоящий из осколков зеркал и разноцветных бусин, который Луна повесила на окно.

— Ну что вы, мистер Снейп, это просто для красоты, — улыбнулась Луна. — Чтобы запустить в палату солнечные зайчики и поднять Гермионе настроение.

В это время послышались торопливые шаги, и на пороге появилась Падма.

— Я не опоздала? — запыхавшись, спросила она. — Эти придурки братья Мюррей снова прислали некачественные зелья, пришлось проверять всю партию. Надеюсь, у них уши отвалились от моих горячих пожеланий.

— Все нормально, мы еще не начинали, — успокоила ее Гермиона.

— Фух, отлично. Здравствуйте, мистер Снейп.

Северус молча кивнул в ответ и красноречиво посмотрел на заляпанную какими-то пятнами рабочую мантию миссис Финниган. Падма торопливо сняла ее и сунула в корзину с грязными мантиями, стоящую возле двери. И тут же отскочила в сторону, пропуская целителя Джонсона.

— Что ж, пора начинать, — бодро начал тот, но, заметив посторонних, нахмурился и произнес: — Миссис Финниган и вы, мисс?..

— Миссис Лонгботтом, — невозмутимо отозвалась Луна.

— Могу я спросить, что вы здесь забыли?

— Мы помогаем Гермионе, — пояснила Луна. — Будем отгонять мозгошмыгов, чтобы они не мешали ей рожать.

Джонсон, до сих пор не имевший чести знать Луну, недоуменно уставился на нее, но все же сказал:

— Попрошу всех лишних покинуть родовую палату. Поглагаю, мистер Снейп вполне в состоянии самостоятельно помочь своей жене.

— У мистера Снейпа будут другие обязанности, ему нельзя отвлекаться, — решительно вмешалась Падма.— Целитель Джонсон, помнится, на последнем собрании вы жаловались, что вам не хватает многих зелий и стоило бы увеличить их количество для вашего отделения. Заявляю с полной ответственностью, что как раз готовилась завтра лично составить новый список для вас. Уверяю, нуждаться вы ни в чем не будете, а если и возникнут проблемы, можете напрямую обращаться ко мне. — И Падма многообещающе склонила голову набок.

Джонсон, словно зеркало, повторил ее движение, затем выпрямился и решительно тряхнул головой.

— Продезинфицируйте руки и не мешайте.

Падма и Луна обворожительно улыбнулись и послушно обработали руки специальным заклинанием.

— Что ж, сейчас я проверю вас и возьму кровь, миссис Снейп. — Джонсон начал выводить палочкой сложные пассы над сидящей на кушетке Гермионой, но в дверь настойчиво постучали. Послышались звуки какой-то возни и сердитый голос Джинни:

— Лаванда, ну в самом деле! Ты тоже хотела прийти, теперь поздно бояться! Ты же сама уже рожала!

— Я тогда была занята другим и не обращала внимания на кровь!

Раздраженный Джонсон подошел к двери и распахнул ее. В него тут же почти впечаталась Лаванда, которую Джинни сильно подтолкнула в спину. Ойкнув, Лаванда отскочила и покраснела, смущенно уставившись на подбородок целителя. Ничуть не сбитая с толку Джинни лучезарно улыбнулась.

— Доброе утро, Уэйн. Мы пришли...

—...чтобы помочь миссис Снейп. Я угадал? Что за балаган, целитель Поттер?!

—Уэйн, не злитесь, пожалуйста. — Рыжая бестия отлично знала, как ее улыбка влияет на коллег мужского пола. Джонсон не был исключением. — Мы на самом деле обещали Гермионе, и, если вы нас выгоните, она очень расстроится. А этого никак нельзя допустить!

Джонсон вздохнул и потер пальцами лоб.

— Рассчитываю на вашу компетентность, коллега.

— Конечно, целитель. Мы будем невидимы и неслышимы. Спасибо. Я завтра пригоню своих практикантов, чтобы они расчистили и обновили две старые родовые палаты, до которых у вас никак не доходят руки.

Джонсон закатил глаза, но возражать не стал. Если уж попал в руки насильнику, то надо хотя бы попытаться получить удовольствие.

— Закройте дверь и продезинфицируйтесь, — приказал он и вернулся к радостной Гермионе, которая приветливо помахала рукой подругам.

Снейп, с большим удовольствием наблюдавший за происходящим, усмехнулся и подумал, что не хватает только мисс Паркинсон.

Джонсон тем временем еще раз наложил диагностические заклинания, довольно кивнул и сказал:

— Миссис Снейп, я возьму у вас кровь, а потом...

Договорить он не успел. Сзади кто-то громко ойкнул, а затем, судя по звукам, упал. Джинни, которая стояла сразу за спиной у целителя, обернулась и рассерженно зашипела:

— Лаванда! Он же даже не начал, а ты уже свалилась! Энервейт!

Джонсон красноречиво взглянул на смущенную Лаванду, которой Падма помогала подняться с пола, и обратился к Гермионе:

— Миссис Снейп, уверены, что присутствие ваших подруг так необходимо?

— Конечно! — воскликнула Гермиона. — Я... Мне же страшно! А вдруг Северус так разволнуется, что ему станет плохо? — Северус, подняв бровь, с иронией посмотрел на нее, но Гермиона не заметила. — А тут мои подруги! Их пять! Даже если кто-то упадет в обморок, то останутся остальные!

— Пять? — переспросил целитель. — Вы не ошиблись?

— Нет, Панси что-то запаздывает! Ой... — смущенная Гермиона прикрыла рот ладонью и, покраснев, посмотрела на Джонсона.

В этот самый миг в палату через окно влетела изящная рысь, патронус Панси, и категорическим тоном произнесла:

— Без меня не начинать! У этих уродов из Министерства нет чувства времени. Буду через минуту! — взмахнула хвостом и растаяла.

— Та-а-ак, — протянул целитель угрожающим тоном. — Для такой небольшой палаты уже слишком много ведьм, которые конкретно в эту минуту не собираются рожать. Всех лишних прошу немедленно выйти и ждать в коридоре!

Северус скрестил руки на груди и чуть отступил от Джонсона, по опыту зная, что сейчас будет.

Какую-то долю секунды стояла тишина, а потом на целителя обрушился поток слов. Говорили все сразу: Гермиона — горячо и умоляюще, Луна — как обычно, в своей мечтательной манере, но от этого не менее громко, Падма — настойчиво, Джинни — напористо. А Лаванда все повторяла, что она больше никого не будет отвлекать и просто закроет глаза, а если и упадет в обморок, то тихонечко и в уголке — никто и не заметит!

Как апофеоз, распахнулась дверь и в палату ворвалась Панси. Мгновенно оценив, что происходит, она достала из сумочки прыткопишущее перо и хорошо поставленным голосом, который перекрывал даже шум, поднятый остальными, начала диктовать:

— А тем временем в родовой палате героиня войны Гермиона Снейп и ее муж Северус Снейп, кавалер ордена Мерлина первой степени, выдающийся зельевар и владелец самой знаменитой аптеки в Косой Аллее, никак не могут дождаться, когда же целитель перестанет отвлекаться на мелочи и займется, наконец, своими прямыми обязанностями. Читайте далее: Как ведут себя целители в родовом отделении Святого Мунго и почему стоит предпочесть маггловские клиники.

К концу ее речи все уже молчали и смотрели на Панси. Снейп открыто ухмылялся. Покрасневший Джонсон зарычал и, не сдержавшись, рявкнул:

— Все забились по углам! Одели стерильные мантии! Продезинфицировались с головы до ног! Услышу хоть один звук, выгоню всех!

Группа поддержки, поняв, что перегибать палку все же не стоит, быстренько выполнила все указания, причем Лаванда еще и спряталась в углу за спину Падмы и закрыла глаза.

Джонсон несколько раз глубоко вздохнул и покрутил головой. Северус протянул ему небольшой флакончик.

— Лучшее успокоительное. Рекомендую принять.

Целитель пристально посмотрел на Снейпа, но, поддавшись на его настойчивый взгляд, взял флакончик и одним махом осушил.

— Вкус в разы лучше, чем то, что нам поставляют.

— Я усовершенствовал вкус. Зелье не просто успокаивает, но и помогает лучшей концентрации. Если хотите, можем потом обсудить специальную партию для вас. За качество зелий я ручаюсь.

Джонсон с благодарностью кивнул и повернулся к Гермионе.

— Итак, миссис Снейп, как вы себя чувствуете? Вам нельзя волноваться. Я сейчас возьму кровь и потом мы можем, наконец, приступать.

В одном из углов снова послышалось сдавленное «Ой», на которое зашикали остальные углы. Джонсон даже бровью не повел, видимо, зелье уже начало действовать. Взяв кровь и проверив ее заклинаниями, он остался доволен.

— Что ж, все показатели в порядке, начинаем. Я позову сиделку, она поможет вам переодеться и лечь.

— Не надо, — из угла вышла Джинни, — мы сами справимся.

Джонсон только вздохнул и кивнул.

Подруги Гермионы тут же оживились. Джинни умело помогла Гермионе облачиться в короткую рубашку и уложила на кушетку. Луна пристроилась в изголовье, Падма принялась внимательно рассматривать зелья, которые целитель выставил на стол, Панси уместилась в ногах, а Лаванда храбро примостилась возле подоконника, сжимая пробирку с резко пахнущим зельем.

Северус встал с левой стороны и взял Гермиону за руку.

— Как ты себя чувствуешь, милая? — склонившись, тихо спросил он.

— Волнуюсь, — так же тихо отозвалась она.

— Это мозгошмыги, дорогая, — сказала Луна. — Я сейчас поговорю с ними, и они уйдут. А потом буду потихоньку петь песенку. Ты не обращай внимания на суматоху, которую поднимают другие, а слушай только меня.

Панси демонстративно фыркнула, что-то быстро строча обычным пером в своем блокноте. Потом, поняв, что, скорее всего, будет мешать, отошла в свой угол и примостилась на стуле, внимательно рассматривая палату и что-то прикидывая в уме.

— Миссис Снейп, может, все-таки погрузить вас в сон? — спросил Джонсон, наложив на палату чары дезинфекции.

— Нет-нет! — испуганно отозвалась Гермиона. — Я не хочу спать!

— Что ж, тогда начнем. Целитель Поттер, раз уж вы здесь, будете помогать втирать зелья и накладывать стерильные повязки.

Сосредоточенная Джинни кивнула, устанавливая перегородку над Гермионой. Встала в ногах операционного стола и критически посмотрела в сторону окна, чтобы удостовериться, что Лаванде оттуда ничего не будет видно. Поправила чистую мантию и посмотрела на Джонсона. Он наложил чары обезболивания на Гермиону и одним точным движением палочки сделал надрез на натянутой коже живота. В воздухе тут же повис резкий запах крови, но Северус невербально наложил чары свежести и посмотрел на Лаванду. Та позеленела, но стойко держалась, судорожно сжимая в руках флакончик. Луна, верная своему слову, тихонько что-то напевала, и, похоже, это действительно помогало Гермионе. Панси с тревогой глянула на Гермиону, но увидев спокойное лицо подруги, наклонилась к своему блокноту. Падма стояла возле стола с зельями, готовая по первому требованию подать нужное.

Целитель Джонсон умело проводил операцию, на краю сознания удивляясь, что ожидал совсем не такого послушания и полной сосредоточенности от сумасшедших девиц, едва ли не штурмом взявших родильную палату. Повинуясь чуть заметному движению его руки, Джинни быстро приготовила теплую пеленку, куда целитель завернул малышку, после того как очистил носик и ротик от слизи и дождался первого вздоха. Джинни кивком позвала Снейпа и положила ему на руки его дочь. Сразу же взяла из рук Падмы заживляющее, кровеостанавливающее и, поддерживая голову Гермионы, помогла ей выпить зелья. Сам целитель в это время аккуратно обрезал пуповину и накладывал швы. Падма уже держала наготове флакон с бадьяном.

Снейп не замечал ничего. Он не отводил глаз от малышки в своих руках.Она не кричала, а слегка попискивала и смешно морщилась.

— Северус, — вдруг дошел до его сознания настойчивый голос Гермионы.

Только тогда Северус опомнился и наклонился так, чтобы Гермиона могла увидеть и погладить малышку.

— Какая она красивая! — с восторгом произнесла Гермиона, осторожно проводя пальцем по щечке дочери.

— Самая красивая, — отстраненно подтвердил Северус, все еще не в силах отвести взгляд от малышки. Потом словно очнулся и посмотрел на Гермиону, склонился, осторожно прижимая дочь к груди, поцеловал Гермиону в губы и с гордостью добавил: — Твоя дочь.

Луна тихо улыбнулась, все еще поглаживая Гермиону по голове. Панси, наблюдающая за ними, подозрительно быстро заморгала и снова уткнулась в свой блокнот, яростно чиркая пером. Лаванда восторженно вздыхала. А Джинни и Падма обменялись понимающими и довольными улыбками.

Целитель Джонсон закончил втирать бадьян в аккуратный шов, осторожно обтер живот влажной тканью, прикрыл Гермиону чистым покрывалом и убрал перегородку.

— Все просто отлично, миссис Снейп, — обратился он к Гермионе и одобряюще улыбнулся.

Джинни тем временем уже расстелила на пеленальном столике чистую пеленку и протянула руки:

— Разрешите, мистер Снейп?

Он неохотно отдал дочь. Джинни положила малышку на стол, быстро осмотрела, обтерла и вновь плотно замотала в чистую пеленку. Подруги сразу же окружили ее и восторженно заахали.

Снейп наклонился к Гермионе:

— Дорогая, ты понимаешь, что у нашей дочери будут пять крестных?

Гермиона хихикнула и с нетерпением взглянула на подруг, которые уже спорили, кто первым возьмет ребенка.

— Миссис Поттер! — настойчиво произнес Снейп.

Все обернулись.

— Прости, Гермиона, — виновато улыбнулась Джинни и аккуратно уложила малышку в объятия мамочки.

— Вы уже выбрали имя для мисс Снейп? — поинтересовался Джонсон, с улыбкой наблюдавший за всеми.

— Лиана, — ответила Гермиона, с нежностью разглядывая дочь.

Северус бережно гладил кроху по щечке.

Джонсон обратился к остальным:

— Миссис Снейп необходим отдых. Попрошу всех покинуть палату, вы можете прийти завтра.

Он ожидал, что неугомонные девицы начнут протестовать, но те по очереди попрощались с четой Снейпов и начали тихо выходить по одной.

— Спасибо, Уэйн, — сказала и Джинни и очаровательно улыбнулась.

— Спасибо и вам за отличную помощь, Джиневра, — отозвался тот. — Жду завтра ваших практикантов. И вашу сову со списком зелий, — сказал он уже Падме.

Та с улыбкой кивнула и вышла. Джинни последовала за ней и закрыла дверь. На секунду воцарилась тишина, а потом за дверью послышались восторженные вопли, которые переросли в оживленное обсуждение, постепенно затихающее вдали.

— Панси, а что ты так увлеченно писала? — еще расслышали Снейпы голос Лаванды.

— А вот этого, деточка, тебе знать никак нельзя. Твоя нежная психика не выдержит.

Северус, подняв бровь, посмотрел на Гермиону. Та вновь хихикнула и объяснила:

— У Панси увлечение — она пишет страшные истории для «Пророка».

Северус только покачал головой. Гермиона улыбнулась и что-то пробормотала, не сводя сияющих глаз с малышки. Северус поднял взгляд. Разноцветные солнечные лучи, отражавшиеся в зеркальцах и бусинах, которые Луна повесила на окне, придавали всей палате сказочный вид. Гермиона подняла голову и встретила мягкий взгляд Северуса. Она еще не знала, что впереди их ждут долгие бессонные ночи и беспокойные дни, полные переживаний. Но в одном Гермиона была уверена: какие бы испытания не приготовила им жизнь, они с Северусом пройдут их рука об руку, вместе.

И так будет всегда.


Источник: http://hogsland.com/fanfiction/1815-fanfik-veselye-rody.html


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Смешные истории про беременных и рожающих. Часть 1 Метки: беременность Кто принимал роды у кошки

Фанфики про беременность и роды Фанфики про беременность и роды Фанфики про беременность и роды Фанфики про беременность и роды Фанфики про беременность и роды Фанфики про беременность и роды Фанфики про беременность и роды Фанфики про беременность и роды

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ